Михаил Ломоносов - все подкасты на PodFM.ru - cтраница 8
QR-код RSS
QR-код OPML
 
Хочу послушать
только на mihaillomonosov.podfm.ru
 
Все комментарии пользователя (338)

«БЕРЕСТЯНЫЕ ГРАМОТЫ». 1-Я ЛЕКЦИЯ. ACADEMIA. АНДРЕЙ ЗАЛИЗНЯК. ссылка
«БЕРЕСТЯНЫЕ ГРАМОТЫ». 2-Я ЛЕКЦИЯ. ACADEMIA. АНДРЕЙ ЗАЛИЗНЯК. ссылка
«БЕРЕСТЯНЫЕ ГРАМОТЫ». 1-Я ЛЕКЦИЯ. ACADEMIA. АНДРЕЙ ЗАЛИЗНЯК. ссылка
«БЕРЕСТЯНЫЕ ГРАМОТЫ». 2-Я ЛЕКЦИЯ. ACADEMIA. АНДРЕЙ ЗАЛИЗНЯК. ссылка
уРОКи исТОРЫи - вы оправдываете название.... очень жалко, что "исТОРЫк" рассуждает такими понятиями...

Во-первых, представленная информация является ЛОЖНОЙ.

Во-вторых, нужно любить Родину и не "как бы, як бы" рассуждать, приводя в сравнение фанатов....например или купцов-разбойников....
КАК ПЧЕЛЫ
МУЖИЧОНКУ В МАЛЫ ПРИВЕЛИ.
ПРО СТАРЦА ШУСТРОГО

Мужичонка про Малы наши слыхом не слыхивал. Жил себе богобоязненно в Тамбове да от пчел кормился. Пасека у него богатая стояла.

Как-то по лету заговорила с ним матка по-человечьи, чтоб сподвигался мужичонка в Малы монастырек возобновлять. Тот в дорогу засобирался. А куда идти-то — не знает. Так его пасека через всю Русь вела, путь торила. Мужичонка за роем шагал: куда пчелы, туда и он дорогу правит. Добрался до места к ночи. Смотрит, а от монастырька — скелет да развалины. На какие доходы храм и стены поднимать?

Уснул мужичонка, и явился ему во сне Спаситель: «Как встанешь утром, копай без устали под грудой каменьев в указанном месте». На заре мужичонка стал усердно копать и отыскал золото и церковную утварь, припрятанные погибшей братией.

Через семь лет трудов исполнил мужичонка волю Спасителя — восстановил монастырек в Малах.

Уж на что потливое дело — монастырек поднимать, а осилил мужичонка с Божьей помощью. Так и ты в делах-заботах поминай батюшку Серапиона Изборского. Какой светильник всей Земли нашей!

Однако батюшка батюшке рознь. Вот в Васцах (видишь деревеньку против крепости?) часовенка имеется незатейная. Всего и удивления в ней, что крест внутри сокрыт каменный. Так нет, поди ты! Мерещится людям за часовенкой старец шустрый. Ростом чуточный и быстрый как двухлетка.

Как наперед примерещится — лови его голыми руками! Прытком возьмешь — и старец любое твое желание выполнит. За свободу-то!

Одна невзгода, в Изборске он — редкий гость, раз на веку возникает и дразнится. По летошному году парнишечку лет пятнадцати задразнил так, что тот через сугробины прочь от старца кинулся. Вот оно как бывает: люди сами от своего счастья бегают.

Пусть мало сказал, но хорошо. Всё как на салазках в уши тебе затянул! А про псов горящих или как свадьбу в волков превращали, так то — вовсе пустое! Это пришлые по беспамятству своему брешут, чего не было ни вчера, ни завтра!

Раньше люди всё по правде помнили, что откуда и сколько жить осталось. До случая малого.

Однажды глупый Матвей, мужичонка изборский, изгородь из соломы за три дня до смерти своей ставить начал. Час свой знает, а в Собор не идет. Суету наводит. Крепко удивился на Матвея Спаситель и дал нам — что мы не помним, когда помрём.

Да оно и по справедливости.
ТЕТУШКИН РОДНИЧОК
И ВСЯКИЕ ДРУГИЕ
ЦЕЛЕБНЫЕ ИСТОЧНИКИ

Родничков живых по Изборску — море. Самым почитаемым слывет Богородицкий. Его еще Тетушкиным в народе окрестили. Слыхал, небось?

На моей памяти родничок этот прямо из церквы выбегал, да за грехи наши убег к дому тетки Федосьи. От глаз он больно хорошо избавляет.

Девчушка одна, слепая от рождения, на том месте прозрела. Как глазенки сполоснула, так даровал ей Спаситель через воду зрячесть. А родничок прославился. И тянутся к нему, и тянутся: сами крепнут да младенцев своих кунают, чтобы тверже росли.

Еще от глаз славен другой — Кипун-родник. Год от году батюшка из Малов освящать его приходит.

И в Малах свой родничок обитает. От настоятеля монастырька, отца Онуфрия, историю ведет.

Онуфрия змий по весне в пятку тяпнул. Не такой, конечно, какой Избора-князя ел, а обыкновенный, гадкий. Онуфрий дырявленую ногу в родничок опустил ранку омыть и исцелился во Славу Божию!

Отец наш Онуфрий знатный монастырек в Малах имел. Там, где до Христа идол Теплый высился, еще волхвами уложенный. Насельников во множестве в монастырьке ютилось, слава о нем далеко слышалась. Пока враг Малы из пушек с полем не сравнял. Так монастырек мужичонка пришлый, тамбовский, заново отстроил.
ЧУДО НИКОЛЫ,
ИЛИ КАК ИЗБОРЯНЕ
БАШНЮ ВО ПСКОВ ОТПРАВЛЯЛИ

Николушку у нас особо чтут, и есть за что.

Раз осадил враг Изборск, а князя нашего на месте нет, защитить некому. Хотели помощь у Пскова просить, да как? Обложили нас по четырем сторонам.

Пришлось за подмогой цельную башню отсылать. Николушка ее молитвами изборян во Псков по небу переставил. Да не одну, а со звонарем вместе. Звонарь в сполошный колокол всю дорогу гремел, рать в Изборск требовал.

Прислали псковичи войско, отбыли беду. А башня наша так во Пскове и осталась. Ее теперь Гремячьей величают по тому случаю.

А станут тебе сплетничать про княжну какую, что в Гремячьей башне запрятана, — не верь. То псковичи насочиняли от удивления. Будто башню эту лютая мачеха строила, чтобы запрятать в темнице нелюбимую падчерицу. Будто и поныне несчастная красавица там закована в медном гробе и сатаны ее прочно сторожат.

У псковичей язык в киселе, наврут с три короба! Только наша эта башня. Наша, как есть. Ее изборский князь Селога на холме, какой справа, укреплял для удержу. На Киев она смотрела.

Из Киева в Изборск помощь бывало, что прибегала. Ведь печерские пещеры, слышь-ка, с киевскими сходятся. Раньше монахи из Киева частенько к нам перемещались: от Немца пособить, а то за так — за живой водою.
КАК ЛИТВА
ДРУГА ДРУЖКУ ПЕРЕРЕЗАЛА.
СВЯТОЕ ЗАСТУПНИЧЕСТВО

Матушка-Богородица полюбила нас за то, что сама светлая княгиня Ольга, какая Русь крестила, родом из Изборска была. Только имечко княгиня в девичестве иное носила — Прекрасой звалась.

Матушка-Богородица, Заступница наша победительная, не раз Изборск от напастей избавляла.

Однажды становилась Литва на Митинской горе, видишь — налево, теперь там Митина деревня.

Стреляла Литва из пушек по Изборску, пробила она ворота (их поныне Проломными зовут) и людей много погубила. Под валом лежат убиенные воины, и когда крестный ход идет — всегда там останавливается: поминовение бывает.

Когда пробила Литва ворота, стали обносить кругом города икону, Матушку нашу чудотворную, — Литва друга дружку перерезала, а кто и остались — те разбежались в безумии. Через год Литва опять под Изборск пожаловала, так потопла сослепу.

По тому разу мы своим обыкновением крепость с иконой обходили. Так заведено: с молитвы всякое дело начинаем. Литва видит: ворота отворились, крестный ход идет. И хлынула атакой.

И на тебе, Ерема! Туман выпал и затмение какое на Литву нашло. Бежит атака будто на крестный ход, а сама — дальше и дальше от города, за речушку Смолку, в болота поганые. Так сослепу, скрежеща зубами, и потопла.

Матушка у нас в Изборске — икона Корсунская. Из полону она вывезена.

Томился наш изборский в полону в неверных землях, множество горя перетужил. И проявился тому полоненку образ Матушки-Богородицы на доске стола: возьми меня, говорит, и ступай из неверной земли. И никто тебе в дороге ничего не сделает. Доведешься ты с моей помощью счастливо до своего дома — до Изборска.

В Изборске жила вдова богомольная, около Плоской башни. Вдове и принес полоненок ту икону. Стояла та икона у ней ровно тридцать лет под платом, а после явилась во снах, плакала и объявилась, что она чудотворная. Тогда-то весь народ, сколько было, стал ходить к ней, к Матушке.

Сколько раз переносили ее во Псков, только она, Матушка, все-таки сюда объявлялась. Видят — делать нечего, ее и оставили в Изборске.

Матушка нас от засухи и недугов избавляла. И от врагов притекающих. В давности Немец под городом сорок дней бессильно стоял, и не выстоял против слез Заступницы.

И на моем веку Немец захватничал. Изборск долбил так, что каменья из крепости выскакивали. Так тоже избавительный случай вышел.

Прятался десяток ребятишечек от снарядов в Корсунской часовне, молился, чтобы обстрелы стороной пролетели. Как тут вышняя сила возьми и вытолкни всех на улицу!

А из тучи в часовню снаряд грохнул. Кровлю проломил да осколками в икону Богородицы выстрелил. А ребятишечки-то целехоньки! Матушка их собой от фашиста закрыла.

А как Швед на нас накатывал! Под самый Печерский монастырь подступал, а взять не смог. Потому как Николушка Угодник днем вокруг монастыря верхом ездил, а ночью пеший ходил, а с ним — сорок мучеников. Это всё правда: в Писании есть.
СЛАВЕНЕЦКИЕ КЛЮЧИ

Ключей Славенецких, слышь-ка, не всегда двенадцать было. Водопадом единым они бежали, грохотали страшно: за городом в двух верстах слышалось.

На водопаде мельница вертелась. Мельнику было обещано: решишь верно молоть — вода будет, а как обмеривать станешь — высохнут ключи. Мельник честно мельницу вел, а вода все-таки пропала. Так то уже из-за Литвы.

Напала Литва на Изборск. Уж как бесконечно мы с нею резались! Так бесконечно, что поле Славенецкое напилось кровью и вода в потоках покраснела.

Не выдержала природа — иссякли ключи. Так сама Матушка на помощь вызвалась. Приснилась во снах одному нашему. Назовите, говорит, ключи Славенецкие во имя Двенадцати апостолов Христовых, вернется к вам вода на веки вечные. Даже когда Судный день подступится и высохнут все земли, в Изборске вода не прекратится.

Только назвали ключи — глядь, водопад на двенадцать потоков рассыпался и каждый свою силу имеет. Один недуги лечит, другой — счастье подбрасывает, третий — в любви помогает. Жалко, что не помнит никто из наших, какой ключ за что ответственен. Вот и пьют люди из всех.
КАК САТАНЫ ОЗЕРО ВЫКОПАЛИ.

А теперь загибай палец на второй случай. Слыхал я звон, что Утец-озеро сатаны выкопали.

Когда еще в деревнях воды не пробовали, пришли в Загорье сатаны и стали быков просить. А взамен, соблазняют, озеро выкопаем. Да только мужичонок в Загорье — заплата на заплате. Откуда у них быки?!

А сатаны голодные, есть им хочется страшно. Отправились в Горохово скотину требовать. Тамошний народ — зажиточный, выменял четырех быков на воду. Поели сатаны и выкопали озеро.

Обзавидовались на воду Умковичи, увидав, какая у соседей рыбалка под боком началась. Стали просить воду до их деревни продлить. Согласились сатаны и вытянули озеро за одного быка.

Так и Загорью без воды никак. Пропадают, сохнут. Хоть быков у них нет, наскребли сатанам на барана. За барана сатаны ручеек к Загорью пустили.

А еще, сказывали, было у сатанов тринадцать бочек золота. Бочки сатаны затаили под воду на самое дно. Только золото в Утце-озере не задержалось. Начисто вымылось в ключи Славенецкие. Иногда находят там бабы золотые копейки.
Страницы:
 

Михаил Ломоносов

http://lomonosov.tel

Аудиоподкасты: авторские лекции по филологии, философии, истории, лингвистике, экономике, политике, социологии, политологии, публицистике и других областей.

Был на сайте: 3 года назад
Самые обсуждаемые rss